Дальневосточный государственный институт искусств

    Логотип ВУЗа

    Я ознакомлен и согласен с правилами публикации отзывов

    check

    Ваше сообщение успешно отправлено
    Очень скоро мы его опубликуем

    Показать отзывы: Действительные Все Аннулированные

    4
    Екатерина Сивакова

    Я всегда интересовалась искусством, училась в худкружке, а затем художественной школе, но, одновременно любила историю. Поэтому, как только узнала, что есть профессия - искусствовед, которая позволяет совместить оба интереса, вопрос о том куда поступать - отпал.

    Я ехала в никуда, ничего не зная об условиях поступления, нужных экзаменах и том, большой ли конкурс, но с твердым желанием поступить. Как выяснилось,  на факультет принимали всего 9-10 человек, а подавших документы было около 150, и многие окончили подготовительные курсы.

    15 человек на место. Ничего удивительного. Академия художеств, а тогда еще Владивостокский художественный институт котировался и котируется до сих пор  на уровне Государственного университета.

     

     Прием был справедливый. Ведь я ехала не только без знаний языка, но и без связей и денег, плюс, школу я окончила за пять лет до этого еще по советской программе. Но я готовилась как сумасшедшая и верила в удачу.  И мне очень повезло, девушки-студентки, с которыми я познакомилась в институтской библиотеке, прямо там же помогли готовиться.  Просто так, из интереса и симпатии.  Подробно объясняли тонкости и трудности поступления в ВУЗ, в который приходилось сдавать экзамены по предметам, которые в средней школе не изучают. Историю и теорию искусства в устном и письменном виде. Плюс историю литературы и диктант.

    Впоследствии оказалось, что студенты Академии вообще очень дружны между собой, ведь их в принципе очень немного – не более 500 человек на всех факультетах сразу. Искусствоведческий один из самых маленьких, 10 человек, и в процессе учебы всегда кто-то отсеивается. Меньше только факультеты скульптуры и театрального искусства.  Самый большой – архитектурный и он же был просто образцом  сплоченности.

    Я не могу сказать, насколько честно поступали другие студенты, или на другие факультеты, но в творческом ВУЗе вообще сложно учиться нечестно, ведь сразу видно или слышно кто чего стоит. Если студент плохо рисует или проектирует, никакой блат ему уже не поможет – его засмеют соученики. Если искусствовед плохо владеет предметом, я ему не завидую. Конечно, были студенты – дети преподавателей. Их все знали, и им приходилось стараться еще больше, чем всем остальным. Во всяком случае, я не видела ни одного явного детку-аутсайдера, даже наоборот.

    Мне повезло учиться еще у старой гвардии – преподавателей, которые учили несколько поколений студентов. Они, к сожалению, уже почти не преподают, но мы на экзамены или зачеты даже цветы приносили после сдачи, настолько это были порядочные и строгие люди. Все без исключения. Думаю, излишним будет говорить, что я за все время учебы ни разу не давала и даже не слышала о взятках или покупке зачета. Первый, и он же последний, подарок я преподнесла своему руководителю диплома после защиты – редкую книгу, ценную только для профессионала, название которой займет примерно половину  листа А4, зато стоимость повергнет кого угодно в шок – что-то около 1 доллара.

    Отношения с преподавателями были прекрасными и скорее дружескими, чем формальными. Не без сложностей, но студенты, которые действительно учились, могли рассчитывать и на снисходительность, и на любую помощь. Все-таки в подобные ВУЗы люди редко поступают от балды, слишком много усилий нужно приложить и нужно очень гореть, очень интересоваться будущей профессией. Те, кто сачковал - просто выбывал и лентяев слишком долго  никто не тянул. Из 10 человек на нашем курсе диплом получили только 7. Один человек выбыл по семейным обстоятельствам, один был просто халтурщик, для последнего нагрузка оказалась непосильной. Все-таки прочесть, обработать, запомнить и сравнить около 70 разных книг в неделю – не каждый потянет. При этом половина книг на иностранных языках, поскольку на русском их просто не издавали. Слишком маленький спрос.

    А еще нужно успевать по выставкам бегать, по мастерским, на семинары и прочие около художественные мероприятия. Все это было не обязательно, но преподаватели поощряли нас расширять кругозор  и не замыкаться в стенах Академии.

    В самой Академии тоже достаточно бурная жизнь, особенно сейчас. Масса сообществ, кружков и большая часть из них самодеятельные, то есть государство или сам ВУЗ в их организации не принимают участия. Плюс уже организованные и регулярные  стажировки и обмен студентами с Академиями других государств.

    Учеба была прекраснейшим временем  в моей жизни, благодаря которому у меня есть масса друзей художников, архитекторов, дизайнеров, галерейщиков, музейных работников, а  также редакторов и арт-директоров самых разных изданий – от строго научных и художественных до совершенно гламурных.

    Я с благодарностью вспоминаю каждого преподавателя – практически все они были яркие личности и интересные люди, и с особым теплом – декана и руководителя диплома, я не уверена, что смогла бы доучиться из-за личных сложностей, если бы не их поддержка.

    Я закончила Академию с одной четверкой, остальные были пятерки (по старой бальной системе – это лучшие результаты) и несколько лет проработала в одном из лучших музеев Владивостока, куда тоже устроилась прямо с улицы.

    И если бы музейным работникам платили человеческую зарплату, не большую, но такую, на которую можно хотя бы скромно жить, я бы работала там до сих пор. Потому что это было примерно такое же чудесное место, как и альма-матер, с такой же дружественной и творческой атмосферой.

    Впрочем, мой диплом пригодился еще не раз.  Искусствоведов  в принципе немного, зато специализаций сразу несколько.  Я могу работать научным сотрудником в любом (не только художественном)  музее или галерее; преподавать в школе, лицее, а с кандидатским минимумом и в Вузе; имею право работать автором, журналистом, редактором, а также  бильд-редактором, стилистом или арт-директором в любом издании. И это еще не все. А спектр специальностей моих однокурсниц еще шире: от директора московского рекламного агентства  до куратора одной из крупнейших галерей Милана.

    И наконец, в двух иностранных компаниях, с которыми я сотрудничала на постоянной основе, только «за диплом» мне платили на 15% выше зарплату, чем моим коллегам с  более скромными корочками. Еще 10% доплачивали за знание дополнительных языков, которые я совершенно бесплатно выучила все в той же Академии.